Парадоксальная теория изменений: взгляд интегративного транзактного аналитика

Парадоксальная теория изменений: взгляд интегративного транзактного аналитика

The Self, by Darren Hopes


Ко мне часто обращаются люди, которые отчаянно хотят измениться, чтобы перестать быть «плохими, неправильными, испорченными, неудобными для своих близких». В моем понимании они хотят стать теми, кем на самом деле не являются. Они хотят изменений для кого-то, отказываясь от себя настоящего.

Поэтому мой терапевтический отклик, то, что я транслирую им вербально и невербально, звучит примерно так: «Я не буду менять Вас. Это не моя роль, и при этом я готова быть рядом с Вами, чтобы вместе создавать пространство, в котором и Вы, и я сможем узнать, кто Вы есть на самом деле». Если Клиент идет на такой контракт «быть вместе», то его настоящее, подлинное изменение (рост) оказывается по-настоящему ценным и трансформирующим.

В основе моего терапевтического подхода лежит глубокая философская работа Арнольда Бейссера «Парадоксальная теория изменений» (1970 г.), которая может помочь психологам и психотерапевтам интегрировать их опыт и методы работы.

«Парадоксальная теория изменений» надолго определила пути развития гуманистической психотерапии, а точнее, описала те исцеляющие механизмы, которые лежат в основе современной психотерапии. Основной тезис работы Арнольда Бейссера: «Изменение происходит тогда, когда человек становится самим собой, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является».

Изменение не происходит через принудительную попытку другим человеком (терапевтом) изменить клиента либо самим клиентом принудительно изменить себя. Оно происходит тогда, когда мы даем себе время и прилагаем усилия стать тем, кем мы, действительно, являемся: будучи полностью наполненными, в контакте со своей ситуацией, всецело принимая и владея ею.

Психотерапевт отказывается брать на себя роль изменяющего. Вместо этого он поощряет, и даже настаивает на бытии клиента, акцентируя внимание на том, чтобы пациент был там, где он есть и тем, кем он является, как альтернатива деланию.

Тезис в том, что человек должен полностью присутствовать в одном месте, дает ему прочную опору. Без этой опоры клиенту будет трудно или даже невозможно двигаться дальше.

Человек, ищущий изменений благодаря терапии, находится в конфликте с минимум двумя беспокоящими внутренними факторами. Он перемещается между тем, кем он «должен быть» и тем, кем «он есть» по своему разумению. Таким образом, человек никогда полностью не идентифицируется ни с одним, ни с другим состоянием.

Клиент приходит к терапевту потому, что он желает измениться. Многие специалисты принимают это за чистую монету и начинают менять человека различными способами. Перлз назвал эту дихотомию «Собака сверху/Собака снизу». Терапевт оставляет позицию равновесия, превращаясь в знающего эксперта, спасающего клиента. Важно стремиться избежать данной роли и не попасть в западню. Дело в том, что дихотомия «собака сверху/собака снизу» уже существует внутри Клиента, одна его часть пытается изменить другую, и роль терапевта здесь поддержать человека в принятии обеих полярностей, как его собственных, а не способствовать усилению этого конфликта.

Изменение с точки зрения интегративного ТА

Изменение всегда было важным словом в ТА.

Ключевые вопросы в ТА, которые рекомендуется задавать клиенту: «Что вы хотите изменить?», «Как вы и окружающие узнают о том, что вы изменились?»

Подобные вопросы, с моей точки зрения, отражают акцент на изменения, а, соответственно, на жёсткий контракт. Данный фокус был центральным в ТА 60-70-х годов прошлого столетия и относился к классической школе.

Работа Арнольда Бейссера оказала большое влияние на взгляды Ричарда Эрскина и стала неотъемлемой частью интегративного ТА и современной психотерапии. Одна из особенностей позиции Ричарда Эрскина заключается как в фокусе на понимании человеком себя, так и на возможности изменения старых паттернов, поведения и жизненного сценария.

В интегративном ТА работа на изменение клиента, контракт и цель, также важны. Однако, это не единственный акцент. Время, потраченное на то, чтобы узнать человека имеет большее значение.

Я часто слышала от Ричарда, что ТА станет мощнее и эффективнее, если будет уделять больше внимания уникальности человека, сидящего в клиентском кресле: его истории, особенностям взаимодействия с другими людьми, попыткам самоконтроля и так далее.

Усиливая необходимость в изменении, возможно, мы, психологи, психотерапевты, учителя создаём парадоксальную ситуацию. Вместо, того, чтобы содействовать росту клиента, мы стимулируем гомеостатическую реакцию, при которой человек будет оставаться в своих знакомых паттернах мышления и поведения. То есть, чем больше мы настаиваем на изменении, тем больше человек бессознательно будет продолжать использовать старые модели поведения.

Напротив, когда психотерапевт заинтересован в феномелогическом опыте клиента, чувствителен к его чувствам, уважает его защиты и стратегии выживания, тогда он поддерживает внутреннее стремление клиента к росту.

Психологический рост парадоксален. Когда мы принимаем людей такими, какими они есть, вместо того, чтобы заставлять их меняться, их внутреннее стремление к росту стимулируется. Сделав акцент на потребностях в отношениях и феномелогический опыт клиента мы быстрее добьемся цели – изменений.

Как содействовать психологическому росту клиента?

Мы, психотерапевты, содействуем психологическому росту клиента, когда демонстрируем ему ценность его различных чувств и желаний, стилей эмоциональных привязанностей и способов придавать смысл происходящему. Таким образом, почитая и отдавая должное уникальному способу бытия клиента в этом мире, принимая его, как учителя, мы помогаем ему раскрыть свой потенциал, заложенный в нём изначально.

Иногда мои клиенты в конце нашей работы говорят, что самая большая ценность наших встреч была в том, что они, во-первых, знают, что с ними всё в порядке и, во-вторых, у них появилось ощущение себя, уникального контакта с собой.

Конечно, осуществить данную стратегию иногда бывает трудно с теми клиентами, чьё поведение не понятно и раздражает. В данных случаях для терапевта было бы легче конфронтировать или настоять на изменении, что, скорее всего, «придушило» бы рост клиента.

Эта работа требует определенных знаний, а также принятия ценности феноменологии другого человека, что может быть некомфортным для внутреннего равновесия терапевта, так как признание другого может изменить виденье мира самого специалиста. Как говорил основатель гуманистической психологии Карл Роджерс: «Если я буду поддерживать личностный рост других в отношении меня, тогда я должен расти, и это часто болезненное явление и при этом обогащающее».

Возможно, вы замечали на своем опыте, что для большинства из нас изменения проходят малыми этапами. Нам нужно время, чтобы понять, является ли проблемой наше поведение или сценарное решение; потом дополнительное время подумать, как это изменить; затем время на опробование разных способов этих изменений, и, конечно, время отпраздновать наш успех; или вернуться обратно на предыдущую стадию.

Интеграция любит размеренность. Важно ваше терпение, когда вы помогаете клиенту нормализовать его шаги к изменениям. Важно ценить, праздновать их успехи и разрешать себе расти вместе с ними.

Автор: Наталья Егонская-Спенсер
Под редакцией Екатерины Мариньейро Фаньа и Ксении Панюковой

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика