Где куклы так похожи на людей: игрушки в монодраме

использование игрушек в монодрамеСеанс начался. «Привет…»

Передо мной моя клиентка, с которой мы работаем уже несколько лет. Ее жизненные истории не раз заставляли меня усилием отправлять слезы обратно, туда, откуда они предательски выкатываются на щеки.

Невозможно, даже за годы работы терапевтом привыкнуть к рассказам о детстве с мамой алкоголичкой, к тому, что ребенок оказывается свидетелем групповых сексуальных оргий, сам подвергается неоднократному насилию и часто остается голодным.

Самое печальное, что мы слышим в подобных историях, это то, что добрые феи не прилетали к нашим клиентам, что взрослые в школе, в социальных службах никогда не оказывались рядом. Пройдя через такое трудно быть счастливой любимой, доверять и доверяться, жить, строить планы и их осуществлять.

За три года мы вместе с клиенткой построили образ другого детства в ее внутреннем мире, поменяли главных персонажей ее истории. Маленькие чудеса повседневности вошли в ее жизнь и феи приходили тогда, когда им и было положено появляться.

Проблема, о которой клиентка говорит сегодня, звучит так: «Я не могу говорить с мамой о своих мечтах и планах. Мне кажется, что я не имею право быть счастливой».

Давай это сыграем…

Игрушки достаются из большого мешка. Они разные. Здесь и куклы-красавицы в платьях, и множество мягких игрушек всех пород и размеров. Есть «агрессоры» – пластмассовые роботы с оружием в руках, есть и старые поврежденные игрушки, а также мягкая кукла Ангел, с длинными руками способными обнимать.

Т: Поставь стул для себя и реши, в какую сцену мы сейчас отправимся.

Она расставляет стулья для участников сцены общения перед телевизором, где присутствует мама и младшая сестричка.

Т: Садись на свой стул и вспомни, как все происходило. Кто из игрушек будет твоей мамой, а кто сестрой?

Большой синий слон отправляется на мамино место. Маленький мишка сыграет сестру. Я отмечаю изменения. Раньше в роли мамы выступала рыжая потрепанная кошка со свалявшейся шерстью и одним оторванным глазом. Выбор слона на эту роль означает, что протагонистка (клиентка) стала видеть в матери значительно больше поддержки, и воспринимать ее как взрослую фигуру. Раньше она сама выполняла для нее материнские функции.

К: (потягиваясь) все-таки как будет классно, когда моя квартира достроится, и я перееду в свой дом. Я хочу сделать ремонт (рассказывает о планах и дизайнерских решениях).

Т: Какая игрушка будет тобой в этой сцене?

Усаживает на стул маленькую собачку весьма потрепанного вида с практически стертыми глазами.

Т: Поменяйся ролями с каждым из участников этой сцены.

К: (из роли матери) молча смотрит и пренебрежительно машет рукой.

Т: (ставит стул сзади): А теперь посмотри, что здесь за..?

К: Я злюсь на нее. Подумаешь, самостоятельности она захотела! А как же я? Ненавижу ее за все эти планы. Если она уйдет, я этого не переживу. Я хочу, чтобы она была внутри меня. Иначе, там пусто.

Т: Кто сыграет эти чувства?

Клиентка подходит к игрушкам и вначале нерешительно берет в руки знакомую рыжую кошку. Затем откладывает ее и берет маленького медвежонка. Сажает на стул сзади. Возвращается на свое место и берет в руки собачку. На этом моменте уже бросается в глаза одна деталь: все члены семьи, которые остаются в этой квартире – медведи. Она как будто бы выпала из родительской семьи или она другой «породы»?

Т: Что чувствуешь?

К: Мне хочется спрятаться. Я больше не могу жить ее проблемами. Но если я уйду, боюсь, что она снова начнет пить.

Перемещает стул подальше и прячется за штору.

Т: Что ты чувствуешь теперь, когда спряталась? Можешь сказать об этих чувствах маме?

К: Я чувствую, что должна для тебя все время что-то делать.

Т: (из роли мамы) Да, ты мне должна.

Я предлагаю ей как-то обозначить эти «должна» и, проговаривая текст роли, передавать эти «долги» дочери. Берем для этого стопку книг и, постепенно, вся стопка перекочевывает на стул за шторой.

К: (из своей роли) Я не могу все это тащить. Я хочу уйти!

Пересаживается на стул в центре комнаты спиной к первоначальной сцене и ее участникам. При этом все «долги» остаются за шторой, как и маленькая собачка.

К: Вот здесь мне хорошо, я живу своей жизнью, у меня есть перспективы и, вообще, чувствую себя взрослым человеком.

Т: Кто сыграет тебя, сидящую на этом стуле?

Выбирает самую красивую большую куклу. Берет ее в руки и опять садиться на стул.

К: Я могу спокойно мечтать, чувствую свободу…

Т: Ты хочешь посмотреть назад?

К: Нет.

Т: (ставит стул сзади) А теперь посмотри, что здесь за..?

К: Мне страшно быть другой, не такой как мама. Мечтая быть другой, я как будто предаю ее и свою семью. Я не хочу потерять их. Мне важно быть членом семьи.

Вот мы и получили объяснение выбора игрушек. В семье протагонистки «две разные породы» — медведи и собачки. Клиентка хочет быть другой, прожить свою жизнь, а не повторить судьбу матери, но понятия не имеет как это возможно. У нее просто нет другого примера. По мнению клиентки, чтобы стать другой, ей нужно порвать связь с родительской семьей. А это предательство. И следующий вопрос, на который предстояло ответить: как сохранить лояльность к семье и оставаться собой.

Мы начинаем работу, направленную на то, чтобы установить связь с семьей и в то же время получить разрешение иметь свое собственное жизненное пространство. В конце игры, после многочисленных обменов ролями, клиентка смогла сказать своей матери:

К: Мама, если я буду жить по-своему, это не означает, что я тебя не люблю. Я тебя люблю. Ты – моя мама.

Т: Давай вернемся в самую первую сцену, где вы все вместе смотрите телевизор. Что ты теперь чувствуешь? Что хочется сделать?

К: (на стул усаживается красавица кукла, которая гладит маленькую собачку – свидетельство интеграции двух частей). Я смотрю телевизор и мечтаю о своей квартире. Мне хорошо. Я разрешаю себе не разделять свои мечты с мамой и не ждать от нее одобрения. Это только мои мечты!

Теоретические аспекты куклодрамы

Мне не приходилось сталкиваться с термином «куклодрама» в литературе. Возможно, я просто не там искала. Однако, употребляя его, мне бы хотелось подчеркнуть связь куклодрамы с психодрамой и монодрамой.

Все нижеизложенное является обобщением опыта применения данной техники в работе с клиентами. Я экспериментировала несколько лет, и сегодня уже можно говорить о методических и теоретических аспектах применения.

Игрушка сама по себе несет большую символическую нагрузку. В детстве именно игрушка становится главным объектом проекций. С ней ребенок проигрывает свои основные стратегии взаимодействия с миром, реализует в символической форме основные потребности. Мир игры создает параллельную реальность, где можно все. Именно этот заложенный в игрушку потенциал позволяет ей выполнять разогревающую роль для дальнейшего перехода к подавленным чувствам.

Игрушки в монодраме: цели использования

• В группе можно использовать для быстрых разогревов к глубокой эмоциональной работе.

• В маленьких клиентских группах в том случае, когда участников для ролей недостаточно или если работа идет над глубоким травматичным материалом.

• В монодраме игрушки исполняют все роли: чувства, части личности, значимых других и так далее.

• Игрушки являются отличным диагностическим средством.

• Использование игрушек существенно снижает сопротивление, выступая в роли посредников и переходных объектов. («Я не на маму гневаюсь, а на эту куклу»).

• Использование кукол позволяет увидеть ситуацию целиком и взять над ней контроль.

• Игрушки, в отличие от техники гештальттерапии, позволяют определять роли и состояния, а затем быстро входить с ними в контакт. Достаточно взять игрушку в руки.

Игрушки выполняют разные функции в ходе развития детской психики. Самыми главными в работе с чувствами и интроектами являются мягкие игрушки или куклы, изображающие живых существ. Выбор клиентом игрушки позволяет терапевту определить, с каким возрастом он будет иметь дело, как структурно выглядит социальный атом протагониста, его внутренне пространство и прочее.

Как же интерпретируется выбор игрушки на различные роли?

Куклы обычно выбираются из ресурсных ролей, взрослых, зрелых частей личности, изображение себя в желаемом будущем. Таким образом, куклы имеют функцию развития «Я» и ресурсов.

Маленькие мягкие игрушки – отождествление с самой слабой, нуждающейся в защите частью «Я».

Среднего размера мягкие игрушки – актуальные состояния.

Большие мягкие игрушки – значимые другие, родительские фигуры, защищающие аспекты.

Пластиковые, твердые игрушки – символизируют механизмы защиты, играют роли агрессоров, отвергаемых частей личности.

Кроме того, по выбору игрушки можно судить о возрасте, в котором впервые возникло прорабатываемое чувство. Куклы, как объекты идентификации, появляются у девочек в 7 лет и как проекции после семи лет у мальчиков. Мягкие игрушки – более ранний возраст.

В ходе работы необходимо помнить о том, что в монодраме мы имеем дело с ресурсами и энергией одного человека, поэтому не стоит распаляться на воссоздания места действия, как это можно было бы сделать в групповой работе.

В монодраме мы сразу работаем со внутренней реальностью клиента и его чувствами. Поэтому при построении сцены протагонисту сразу предлагается поставить стул для себя, а потом расставить стулья для других или переживаемых чувств. Кроме того, мы рассаживаем игрушки на стулья, чтобы быть в одной плоскости с протагонистом на уровне роста взрослого человека.

Последовательность действий. В данном случае она такая же , как и в классической психодраме: вначале выбираем игрушку и потом, уже держа ее в руках начинаем взаимодействовать из ролей.

В монодраме нам довольно часто приходится пользоваться техникой, которую Питер Питцели называет интрапсихическая психодрама. Этакая матрешка, где под одними чувствами скрываются другие. На практике мы просто ставим стул сзади и предлагаем почувствовать «а что тут за..?». Данная техника позволяет нам отделить маски от истинных чувств. Роли, которые возникают в процессе такой работы, нам не известны, поэтому протагонист садится на стул, говорит текст роли и только потом обозначает ее игрушкой.

Необходимость в использовании интрапсихической психодрамы связана с тем, что протагонист не сможет получить ролевую обратную связь. А опыт роли другого, ее множественных чувств и мотивов взаимодействия является значительным ресурсом для решения проблемы протагониста.

Думаю, что в рамках статьи трудно передать все нюансы и инсайты, которые возникают в процессе сессий. Текст лишь схематично отражает ту магию клиента и терапевта, которая сопровождает их в совместной работе. Использование игрушек, оживших и ставших волшебными – это одна из тысячных возможностей подаренная ее величеством психодрамой.

Автор: Елена Могилевская

Источник: журнал «Психодрама и современная психотерапия». — 2007. — №3. — С. 64-68.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика