Работа с телесным сценарием с помощью любимой детской сказки

Булгакова Е.Г., Исаева Н.В., Севальнева З.В.

Телесный сценарий и детская сказка, репродукция картины Валентина Рекуненко

Репродукция картины художника Валентина Рекуненко

ТРАНЗАКТНЫЙ АНАЛИЗ

Работа с телесным сценарием с помощью любимой детской сказки

Аннотация: В статье дается краткий литературный обзор подходов к исследованию истоков формирования сценария от Берна до современности. Рассматриваются понятия протокола, мышечного панциря и телесного сценария. Также описывается оригинальная методика работы со сказочным неживым объектом. Методика позволяет человеку ощутить свой телесный сценарий и изменить его элементы в позитивном направлении. В завершающей части предлагается ряд конкретных клиентских случаев для иллюстрации изложенной концепции.

Ключевые слова: транзактный анализ, Эрик Берн, телесный сценарий, протокол, мышечный панцирь, тупик, запрет, родительская программа, ресурс, первая детская сказка, раннее решение, перерешение.

Методика работы с телесным сценарием с помощью первой детской сказки позволяет прикоснуться к протоколу как сердцевине невербального, соматического опыта.

Впервые о телесном сценарии начал говорить Эрик Берн. Его идея была в том, что первые отклики ребенка на окружающий мир происходят в большей степени телесно. И, если мир комфортен, мать откликается на потребности ребенка, посылает ему любовь и принятие — тело расслабляется, ребенок развивается нормальным, здоровым образом.

Если же обстановка неблагополучна, мать отстраняется или раздражается ребенком, тем самым посылая ему предписания не живи, не будь собой, не будь близким, не будь важным, то в теле образуются зажимы, блоки, напряжения или другие виды разбалансировки организма.

Эти дисбалансы фиксируются и, как бы, запечатлевают ранние травмы, являясь одновременно младенческими защитными механизмами.

Доунин выделил 10 видов телесных защит, которые «…удерживают нас от того, чтобы сказать «Хеллоу», чтобы узнать других, быть счастливым с другими и быть готовым, что другой будет счастлив с нами». (Доунин, 1995).

Эти защиты можно наблюдать:

  • ослабление и замирание дыхания;
  • неразвитая аффекто-моторная схема, то есть ограниченные движения для выражения чувств, сдерживание чувств;
  • защитно-деформированные аффекто-моторные схемы как гиперактивное выражение чувств через движения;
  • контрмобилизация как напряжение определенной группы мышц для сдерживания конкретных чувств;
  • деактивация как подавление конкретных чувств через снижение тонуса определенной группы мышц;
  • хронический гипотонус, то есть мышечная вялость;
  • хронический гипертонус, то есть хроническое напряжение мышц или телесный панцирь;
  • кинестетическое избегание, то есть блокирование осознания телесных движений, чувств и эмоций;
  • кинестетическая гиперконцентрация, то есть концентрация на определенной части тела или определенном чувстве;
  • визуальная защита, когда человек видит свое тело как бы со стороны (Доунин, 1995).

Берн называл такие телесные ответы довербального периода протоколами. И именно совокупность протоколов лежит в основе телесного сценария. По Берну «Протокол – это довербальное суждение, образ реальности, который создается внутренним напряжением, связанным с существующими потребностями» (Берн,1972). Временное напряжение и отстранение для самосохранения становится паттерном хронического мышечного сжатия в ответ на  постоянное родительское программирование. Физиологически система управляется закрытием в ответ на боль и открытием в ответ на удовольствие. Таким образом, формирование сценария поддерживается безмолвным внутренним защитным диалогом в младенческом и детском возрасте между Адаптивным и Естественным Ребенком. 

Такой довербальный защитный диалог ведет к подавлению спонтанного выражения Свободного Ребенка и поддерживанию сценарной адаптации Адаптивного ребенка. Поддержание мышечных защит требует  огромного количества энергии, что блокирует выражение чувств.

Подробным изучением протокола занимался Д. Стир. Он определял протокол, как «наблюдаемую схему телесных проявлений, которые выражаются в постоянной последовательности, подчеркивающей основные движения сценария человека» (Стир, 1985).

В отличие от сценария, протокол  не может быть когнитивно изменен, перерешен или переписан. Его (протокол) можно только осознать, понять, прожить изнутри и изменить поведение как следствие действия протокола через новый жизненный опыт, который клиент может получить через новые ощущения в теле.

Корнелл писал: «Поведение, в основе которого лежит протокол, не похоже на игру (со скрытым уровнем коммуникации), а является глубокой довербальной памятью первичных отношенческих паттернов, запечатленных через телесный опыт»  (Корнелл,  2008).

О том, что протоколы и ранний телесный опыт влияют на всю последующую жизнь человека и особенно на его отношения с людьми, говорили и другие авторы. В частности, Лигабу считает, что «тело – это средство, с помощью которого отношения ощущаются и проживаются» (Лигабу, 2007).

А Эрскин писал: «Одна из ключевых концепций интегративного ТА состоит в том, что в человеческом поведении потребность в отношениях  составляет основу мотивации, а контакт — это способ, через который эта потребность удовлетворяется. При хорошем контакте есть осознание своих ощущений, чувств, переживаний, потребностей.  Во внутреннем и внешнем переживания  постоянно интегрируются и направлены на развитие. Когда контакт прерван, потребности не удовлетворяются и нуждаются в искусственном удовлетворении.»

Эти искусственные «закрытия»  составляют содержимое реакций выживания и сценарных решений, которые могут  фиксироваться. Они проявляются в отчуждении  от аффекта, привычных поведенческих патернах, неврологических нарушениях в теле, а также в когнитивных установках, которые ограничивают спонтанность и гибкость в разрешении проблем и в отношениях с людьми.

Каждое защитное прерывание контакта препятствует осознанию. (Erskine, 1980; Erskine & Trautmann, 1993) Р. Эрскин считает, что сценарий формируется на психологическом уровне в очень раннем возрасте. 

Когда ребенок попадает в травматическую ситуацию, отвечая на запреты или, определенным образом удовлетворяя свои потребности, тело ребенка реагирует защитой и сценарный процесс происходит внутри телесной ткани как реакция выживания.  И в дальнейшем мышцы удерживают память об этой реакции.

Если в детстве был прерван контакт и прерывание явилось травматическим, может происходить определенный процесс. Такой процесс может выглядеть как укрепленная и закрытая система  телесной реакции,  которая далее проигрывается  автоматически при стрессе, зачастую в близких отношениях, или в  ситуациях,  напоминающих ту,  в которой это было заложено.  Р. Эрскин называет такой процесс «арест развития, когда важнейшие ранние потребности не были удовлетворены» (1988).

Подавление ребенком чувств и фрустрация при попытке удовлетворить потребность приводит к тому, что переживание ребенка остается незавершенным и энергия, которая не получила выхода, переходит в физиологическую  попытку завершения, капсулируется и сохраняется в виде телесных блоков и зажимов. Чтобы жить многие люди могут держать такие блоки и зажимы вне области своего осознания. 

Как  результат  — происходит фиксация  – привычное сохранение в настоящем моделей адаптации и психологических защит, которые были необходимы в прошлом.  Зафиксированные защиты мешают личности быть в контакте с самим собой внутренне и другими людьми внешне. Позднее эти фиксации переходят в сценарные убеждения и формируют  сценарную рэкетную систему.

Э. Берн предположил, что первичный протокол сценария закладывается в первые два года жизни, «когда люди представляются ребенку как огромные фигуры, имеющие магическую власть как великаны и великанши, мифические людоеды и страшилища…»

Он также добавил, что в возрасте от четырех до семи лет ребенок «переписывает первоначальный сценарий в соответствии с новым видением и восприятием окружающего мира. В этом ему помогают сказки,  истории о животных… Они дают ему новый набор характеров, с помощью которых он проигрывает все роли в своей фантазии» (Берн,1972). Таким образом позже к протоколам добавляются ранние решения, принятые Маленьким Профессором, то есть Взрослым в Ребенке. В совокупности с родительскими посланиями (приказаниями, контрприказаниями, программами и разрешениями) это приводит к созданию сценария, как жизненной программы индивидуума:

«Протоколы запускаются как постоянные бессознательные шаблоны принятых решений  о значимых  фигурах и первом опыте встреч с ними в нашей жизни… По существу, протокол – это скрытый уровень соматической и отношенческой организации, которая управляется вне осознания и предшествует образованию сценария. Протокол – это больше, чем имплицитная память. Это не только запись прошлого.  Это результат активных усилий ребенка придать событиям значение и ощущение, как телесно, так и невербально» (Корнелл, 2008). 

И с помощью сказки мы получаем возможность через образы и метафоры проникать в глубинные  психические структуры и изменять их. Берн подчеркивал, что в терапевтическом процессе важно найти миф или сказку, в которых отражены паттерны жизненного сценария пациента.

Телесный сценарий в работе с детской сказкой

Репродукция картины художника Валентина Рекуненко

Описание оригинальной методики  работы с телесным сценарием

Работа с телесным сценарием всегда сложна  из-за того, что он формируется в очень раннем, довербальном периоде. Потому мы (Булгакова К., Исаева Н. и Севальнева З.) создали оригинальную методику, помогающую клиенту осознать элементы своего  телесного сценария и даже изменить некоторые из них. Мы руководствовались идеей, что отождествление себя с неживым образом или символом из любимой детской сказки может содействовать регрессии в довербальный период.

Для исследования телесного сценария по этой методике, клиенту предлагается вспомнить свою любимую детскую сказку и выбрать из нее неодушевленные образы, символы или предмет. Затем среди этих образов клиенту предлагается выбрать тот образ, символ или предмет, к которому клиент испытывает негативные чувства или который ему больше всего не нравится. Затем клиенту предлагается представить себя этим предметом, и терапевт проводит интервью с ним в роли предмета строго в соответствии с определенной последовательностью вопросов. Сначала вопросы касаются усиления отождествления с предметом.

На следующем этапе клиенту предлагается принять позу, которая соответствует роли. Как правило, эта поза бывает напряженной и крайне некомфортной. Именно эта поза показывает скопление негативных чувств и эмоций, запечатленных в теле в виде телесных зажимов и мышечного напряжения. По телу можно различить какое эго-состояние постоянно используется, а какое исключено. Затем мы просим клиента из этой позы сформулировать послание «тому, кто тебя выбрал», т.е. самому себе. Это послание является вербальным отражением протоколов, которые живут  непосредственно в теле.

Далее мы просим клиента сменить позу на максимально удобную и затем уже из этой позы передать еще одно сообщение. Это сообщение отличается от первого послания и является разрешением на изменения. Смена позы закрепляет это разрешение на уровне тела. Процесс сопровождается выбросом чувств, сильными телесными ощущениями. После этого клиент растождествляется с предметом и происходит анализ во Взрослом эго состоянии полученных осознаний и изменений. 

В процессе работы клиент предъявляет разные архаичные структурные эго-состояния: структуры второго, первого и нулевого порядков. Такую четкую смену эго-состояний можно наблюдать со стороны, и она также присутствует в ощущениях клиентов. Можно говорить, что эта методика позволяет разрешить тупики 1-й, 2-й и даже 3-й степени (Меллор, 1980).

Если рассматривать интрапсихический тупик, то это потенциальный тупик между эго-состояниями клиента.  

По Меллору  тупик 1-й степени между Р2 и Д2 звучит вербально внутри клиента как родительские контрприказания. 

Тупик 2-й степени между Р1 и Д1 закодирован в виде чувств и эмоций и проявляется как ответ, при сценарном программировании, на родительские запреты в раннем возрасте.

Тупик 3-й степени  связан с первичным протоколом  и относится к очень раннему возрасту, иногда даже пренатальному.

Корнелл,  2008 описывает протокол как тупик 3-го уровня, где тело «удерживает» запреты, предписания, родительские программы и адаптивные решения, которые можно видеть в позах, стиле и количестве движений, тембре голоса и его изменении (например, вздох), дыхании, движении глаз и направлении взгляда клиента на других и др.

Корнелл, 2008 рассматривал основные способы перерешения тупиков 3-й степени через взаимоотношения клиента и терапевта, такие как перенос/контрперенос, параллельный процесс и анализ отношений в супервизии, проективную идентификацию.

Представленная методика  дает нам бесценный опыт разрешения тупика третьей степени между Р0 и Д0. Тупик возникает между Р0, представленным негативным посланием в ответ на напряжение и зажимы в позе у негативного героя  и принятие этого послания клиентом на  интуитивном уровне в Д0.

Изменение позы и использование ресурсов Взрослого через новое послание дают возможность клиенту перерешить этот тупик и принять, придать смысл, конструктивное значение и ассимилировать силу своей здоровой части при поддержке и защите потентного терапевта.

Таким образом клиент катектирует все свои эго-состояния, давая себе разрешение, чувствуя свою силу и используя защиту терапевта (П. Кроссман, 1972). Сила клиента в том, что он из новой позы дает разрешения, необходимые для определенного психологического возраста клиента в данный момент терапии.

Работа с телесным сценарием с помощью сказки

Репродукция картины художника Валентина Рекуненко

Клиентские случаи

Случай клиентки М.

Предмет: полботинка, то есть дырявый, разрушенный ботинок из сказки “Муфта, полботинка, и моховая борода”.

Первым эго состоянием, которое появилось, когда клиент был в роли полботинка, оказался Большой Свин, то есть Ребенок  Родителя. Он дал запрет «Не чувствуй страх» (в вульгарной форме), от чего у клиента появилось большое напряжение. После изменения позы, катектировался Свободный Ребенок, и послание звучало как разрешение: «Ты можешь чувствовать любые чувства и быть свободным».

Завершающие ощущения — легкость, радость, расслабление в теле.

Случай клиентки О.

Предмет: ферма, на которой жили обидчики главного героя (лебедя) из сказки «Гадкий утенок».

Описание предмета от первого лица: «Я – большая, важная, главная, я не хочу чтоб у меня жил лебедь (образ Негативного Контролирующего Родителя)».

Поза: стоит наклонившись вперед, руки скрючены и как бы нависает над кем-то.

Чувства: гнев, чувствует себя мощной и нерушимой. Послание для О.: «Бойся меня!»

Смена позы на комфортную: обмякает, заворачивается в плед, другой плед сворачивает и прижимает к себе как ребенка, плачет, говорит себе уменьшительные ласкательные слова (т.е. появляется Заботливый Родитель). 

Послание: «ты умница, спасибо что ты просто есть, ты можешь жить». Переключается в Свободного Ребенка, радуется. В теле расслабление, «ощущение маленького ребенка». Ложится на диван, начинает грызть печенье.

Случай клиентки С.

Выбранный образ из сказки «Три орешка для Золушки»: Картина в золотой рамке, на которой много растений, лес, горы, река (жизнь) висит на стене между первым и вторым этажом , где вокруг одни портреты (Родительские фигуры).

Послание картины герою С.: «Тебя здесь нет. Ты живешь не своей жизнью» (запреты не живи и не будь собой).

Клиентка занимает позу на стуле, сидит опершись на одну ногу, руки подняты вверх. В этой позе С. чувствует, что ей тяжело дышать, давление в затылочной части.  После изменения позы, когда С. походила и заняла новую позу, где она стоит на полу на прямых ногах: «Я чувствую, что стою, чувствую землю, голова перестала болеть, стала нормально дышать, появилось чувство радости».

Появляется Взрослое эго-состояние,  послание из новой позы: «Живи!». После выхода из роли клиентка радуется, ей хочется взлететь. Происходит переключение в Свободного Ребенка.

Случай клиентки Ю.

Предмет: Некрасивая грязная тряпка, жирная на лице у красивой девушки из сказки «Морозко».

У Ю. подавлен голос, закрыты глаза, когда она описывает тряпку (влияние Свина): черная, чумазая, в саже, заброшенная, которую давно не вымывали. Цель у этой тряпки — прятать красоту. Послание грязной тряпки герою: «смех Свина, думала признаваться-не признаваться: Не живи!». Описание ощущений в теле: очень сильно сжимает (голос совсем тихий), тяжело дышать, потому что грудная клетка ограничивается руками, я чувствую невралгию в ребрах, боль в ребрах».

После изменения позы: «У меня ровная спина, у меня ничего не болит, у меня открыты ладони, в руках ощущение расслабления, открыты глаза». Послание из новой позы: «Живи! Жизнь прекрасна. Она твоя и ты имеешь право жить, ты имеешь право жить счастливой, ты имеешь право жить красивой…, ты имеешь право жить любимой, ты можешь дышать (голос усиливается, радостно смеется)».

 Случай клиентки Л.

Сказка «Гранатовое ожерелье».

Предмет: платье с ожерельем очень тяжелое, все усыпано драгоценными камнями от края до края, очень массивное, сплошь и везде увешанное драгоценностям (Л. вздыхает). Хоть оно тяжелое, но блистательно красивое (Л. плачет). Платье несет функцию панциря (скафандра) и без него главная героиня оголится и будет незащищенной. Оно защищает главную героиню, и в то же время не дает ей жить, это ноша, которая очень мешает. Без этого платья героиня была бы легче, более чувственной, настоящей, близкой к другим.

Послание: Своим блеском я мешаю увидеть настоящую Л. (плачет) и все обращают внимание на блеск, они не видят Л. Послание: «Не чувствуй, не будь собой (плачет), не будь близкой, отгородись от всех, тогда ты не почувствуешь ничего и тебе не будет больно. (Запреты из Ребенка Родителя).

Поза: стоит ровно, напряжена спина, плечи, руки сжаты в кулаки. Л. чувствует большое напряжение во всем теле, чувствует себя скафандром (плачет), все очень сильно напряжено и расслабляться вообще нельзя никогда.

При изменении позы Л. хочет расслабиться, обмякнуть, чтоб не чувствовать напряжение. Л. расстилает плед, ложиться, скручивается клубочком. Терапевт укрывает (плачет). Успокаивается, чувствует расслабление и тепло.

Послание из новой позы: «Ты можешь быть собой, ты можешь быть настоящей и чувствовать все свои чувства. Ты  можешь чувствовать все свои чувства, ты можешь показывать свои чувства другим людям. Ты можешь быть собой, ты можешь иметь близкие отношения, ты можешь быть уязвимой, ты справишься с этим. Ты можешь жить своей жизнью и быть при этом настоящей». Опять происходит переключение через Взрослого в Свободного ребенка.

Случай клиентки Н.

Сказка О царе Салтане.

Предмет:  бочка,  в которую заточили принца и его мать.

Описание: мне все равно, я просто выполняю свою работу. 

Послание: мне все равно что с тобой будет, сиди тихо, ты меня разрушишь, поскорей бы от  тебя избавиться. (Запрет не живи, не существуй).

Поза: напряженная, стоит во весь рост, ноги широко расставлены,  руками старается охватить как можно больше пространства и застывает в неподвижности,  иногда поднимается на цыпочки и немного покачивается, задерживает дыхание, закрывает глаза, неподвижная гримаса скорби на лице.   Чувство:  равнодушие, усталость, отсутствие интереса, раздражение.

При смене позы: выдыхает,  расслабляется,  садится в позу лотоса,  обнимает саму себя,  затем просит подушку и обнимает подушку, покачивается, видно расслабление мыщц, улыбается, дыхание равномерное и спокойное, глаза открыты.

Послание:  я вижу тебя, я тебя люблю, я буду защищать и оберегать тебя, я хочу немного отдохнуть, ты чудо, ты можешь отдохнуть, ты нужна.

Разрешение: жить, чувствуй, ты нужен.

Если рассматривать этот случай с точки зрения отношений  — было прервано движение и потребность в принятии, на эмоциональном уровне. Если представить сценарное решение: я не нужен. На наблюдаемом уровне руки тянутся и не получают ответа, тело напряжено. Для завершения движения необходимо было обнять и расслабиться, также восстановить дыхание, почувствовать все тело.

Из истории: ребенок находился в больнице на госпитализации отдельно от матери долгое время, то есть в довербальном периоде ребенок столкнулся с депривацией и отчуждением, что было вписано в телесный сценарий.

Анализируя все эти примеры, можно видеть, что практически у всех клиентов происходит принятие нового решения или перерешение ( Гулдинги, 1979).

По мнению Гулдингов, также, как и других транзактных аналитиков (Берн,Стайнер и др.) в раннем  возрасте  ребенок  в своем Маленьком Профессоре принимает определенные решения, чтобы выжить в некомфортных или опасных для себя ситуациях.

Решения раннего Взрослого основаны на интуиции и могут быть алогичными. Однако, они помогают ребенку  справиться с ситуацией, когда он маленький и беспомощный, но, эти же решения могут значительно тормозить и осложнять жизнь взрослого человека.

Гулдинги предлагают психотерапию нового решения, суть которой в том, что взрослый человек, находясь в состоянии “регрессии по контракту” принимает новое решение с использованием ресурсов своего Взрослого эго состояния. Гулдинги пишут: «в терапии новых решений клиент ощущает детскую часть себя, высвобождает свои детские качества и создает воображаемые сцены, в которых может избавиться от принятых в детстве ограничительных решений».

При использовании методики работы с неживым предметом из сказки как раз и происходит погружение в воображаемые сцены с вхождением в архаические эго-состояния и воспроизведение ранних решений и запретов.  Затем, с помощью терапевта, катектируется эго-состояние Взрослого и у клиента появляется возможность принять новое, конструктивное решение, закрепляющееся на телесном уровне.

Интервьюирование клиентов через месяц после семинара показало, что они чувствуют реальные позитивные изменения в своем теле, эмоциональном состоянии и жизни в целом.

Заключение и выводы

По Берну первоначальный скелет сценария, называемый первичным протоколом, формируется в первые  два года жизни. Методика работы с телесным сценарием при помощи первой детской сказки позволяет клиенту встретиться с ранними сценами жизни, с запретами и ранними решениями в тот момент, когда он принимает позу неодушевленного предмета или образа что создает напряжение и вызывает негативные состояния у клиента.

При использовании данной методики создается безопасная зона для перепроживания довербального опыта и определения фрустрированной ранней потребности и способа защиты которую выбрал ребенок в том возрасте. 

Мы можем увидеть позу и, как следствие, движение и поведение которое было направлено на реализацию потребности.

Наблюдая и изучая позу можно предположить в ответ на какую интервенцию ребенок выбрал такой способ защиты и, чего  не хватило или, возможно,  было слишком для этого ребенка. Таким образом мы видим элемент личной истории клиента,  и можем поисследовать ситуацию в которой произошел «арест развития». 

И на основе этой информации появляется возможность для осознания потребности,  восстановления прерванного движения  или завершения действия. 

Также знания про сценарную позу можно использовать для изменения внутренних  элементов сценарной системы и  для выбора ресурсной позы.

А изменение позы позволяет разрешить тупики 1-го, 2- го и, что особенно важно, 3-го рода, сформированного на телесном уровне. Разрешение тупиков  высвобождает энергию для принятия новых конструктивных решений, которые помогают клиенту выйти из негативного сценария и в корне изменить свою жизнь.

Авторы: Катерина Булгакова, Зарина Севальнева, Наталия Исаева


Психолог Катерина Булгакова

Катерина Булгакова, г.Киев

Cертифицированный транзактный аналитик Европейского реестра в области психотерапии — СТА-P- ЕАТА, предварительный тренер и супервизор в области психотерапии – PTSTA-P-ЕАТА, инструктор 101 курса.

katrinabg@mail.ru

 

Психолог Зарина Севальнева Зарина Севальнева, г. Киев

Cертифицированный транзактный аналитик Европейского реестра в области психотерапии — СТА-P- ЕАТА.

zarina_sevalneva@ukr.net

 

 

Психолог наталья ИсаеваНаталия Исаева, г.Киев

Кандидат на звание сертифицированный транзактный  аналитик  —  trainee for CTA-P-EATA, психотерапевт.

burbann@gmail.com

 

 


Версия статьи «Работа с телесным сценарием при помощи любимой детской сказки» на английском:

Exploring the body script through the characters of a favorite fairy-tale

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика