Убеждения, формирующие созависимость

Созависимость

Фото: Drew Patrick Miller

Вспомнилось далекое детство. Любое мое высказывание идеи, суждения, соображения, возражения близким заканчивалось встречалось словами «что ты там понимаешь…», «ты  малявка, козявка». Я чувствовала обесценивание себя и унижение, сгорала от стыда «я не такая умная, как они».

Появившись на свет, ребенок не имеет никакого представления о том, кто он, и через общение с близкими людьми у него складывается представление о себе. Окружающие являются зеркалами, в которые детки смотрят на себя со стороны. От них они узнают о себе, исходя из их отношения и слов. И образ себя вначале строится только из этих оценок. И постепенно ребенок начинает видеть себя таким, каким видят его близкие люди, относится к себе так, как они относятся к нему. Моя первоначальная самооценка строилась на обесценивании, унижении и токсическом стыде.

В нашей семье проявление своего Я любым членом семьи было крайне нежелательно и невыносимо для всех, потому что высказываемые слова, мысли, чувства, вызывали ответные чувства: удивительные, непонятные, иногда неприятные, и уже забытые многими, откинутые за их ненужностью (или болезненностью).

И с этим как-то нужно было обходиться. Поэтому проще было подавлять любое проявление истинного Я.

Существование в жизни искренних любящих, теплых, положительных чувств тщательно скрывалось и даже подавлялось, «чтобы не испортились». Активное выражение истинного, неприкрытого, непричесанного Я, было не принято в обществе, социуме. А моя родительская семья старалась выполнять все требования, предписания, условия социума.

Открытое честное предъявление себя, своего Я,  в моем случае чаще всего приводило к порке, физическому насилию, унижению моего тела, моего достоинства…

Однако, порка было не самое страшное наказание в семье, ничто не шло в сравнение с невыносимостью незримо, на каком-то очень тонком плане чувствовать психическое эмоциональное насилие, унижение, стыд, вину. Нормой семьи было цинично высмеять что-то интимное, очень личное, то, в чем близкий чувствует себя уязвимым…

Вспомнилась моя первая любовь…

Мой дневник, в котором я делилась своими первыми ростками любви, был найден мамой, и все было высмеяно цинично и грубо, со смехом и издевкой. Тогда, в моей жизни много изменилось. Все перевернулось внутри. Я чувствовала жуткое унижение, стыд, обесценивание моих первых глубоких трепетных и нежных чувств. Я хотела, чтобы кто-то разделил со мной эти первые чувства, я желала сопричастности, понимания, уважения моих чувств.

Вместо этого возникло ощущение раздавленности, обиды, отвержения моих чувств, будто по мне проехали катком, как будто я завязла в стекловате, было очень больно, и непонятно как эту боль, иголочками проникающую в разные места вынуть.

Именно в этот момент  сформировалось очень важное для меня и моей жизни убеждение: «Доверять нельзя никому, даже маме». Убеждение, с которым я вошла во взрослую жизнь, красной нитью пронизывающее мою жизнь и сыгравшее значительную роль. С недоверием к миру, окружению, людям, ко всему, что рядом люди, ситуации, предложения, мысли.

Убеждение – это то, во что человек верит и принимает за истину. У каждого человека относительно практически любой области жизни есть определенные убеждения, влияющие на его поведение и жизнь, знает он об этом или нет.

Большинство из них вырабатываются в раннем детстве  через эмоциональную запись в памяти. Какое-то произошедшее в детстве событие вызвало в ребенке достаточно сильную эмоцию (определенные слова родителей, какой-то поступок, запрет, мимика, жест, поза другого человека и прочее), и ребенок запоминает это как состояние «плохо», испытывая при этом массу чувств, это может быть унижение, обиду, страх, отчуждение, неприятие.

Подсознание, записывая эту информацию, в дальнейшем будет всячески избегать повтора  записанного «плохо». Потом уже взрослого человека подсознание продолжит защищать от состояния «плохо».

Как часто проявление практически любых обычных человеческих чувств (злость, грусть, радость,  обида, и тому подобное) одергивается  посланием, действием, мимикой, жестами, запечатляющимися в подсознании людей на долгие годы.

Будучи ребенком,  доверчивым  и «зависимым от близких», в смысле невозможности самостоятельного удовлетворения в связи с детским возрастом своих первичных потребностей в безопасности, еде,  дети без переваривания и осмысления «кушают», принимая за свои многие убеждения значимых взрослых (мамы, папы, брата), например:

Злиться нельзя, это не хорошо…, Веселиться нельзя, будешь плакать…., Выделяться нельзя, стыдно! Будешь высовываться — будут завидовать, заболеешь….это небезопасно! Будь как все… Чтобы  любили, нужно быть такой, какой меня хотят видеть другие.

Именно в детстве благодаря этим посланиям, убеждениям, часто исчезает желание быть собой, проявлять свое истинное Я.

Как часто в жестких не терпящих возражений трансляциях мам «стыдно и небезопасно любить» звучит подтекст «и чувствовать». Запрет на любовь, на чувства.

И в какой-то момент дети начинают верить, что любить — стыдно и небезопасно, перестают любить.. Любят…контролируя и опекая близких людей. И при этом уверены, что их таких, полностью соответствующих ожиданиям, потребностям близких будут любить.

Они замораживают большинство из своих чувств, которые хоть что-то могут сказать о них Истинных, особенно хорошо замораживают злость, грусть, разочарование, одиночество. Боясь, снова услышать слова, унижающие, обесценивающие и стыдящие их.

Отношения, в которых присутствует чувство стыда, вины или осуждения, в конечном итоге, являются разрушительными, травмирующими и не способствуют эмоциональному или духовному росту. Чтобы признавать и условно любить, люди требуют, чтобы другие были не такие, какие есть. Условная любовь, которая должна зарабатываться, бесполезна, это  не настоящая любовь.

Люди, воспитанные в правилах условной любви – люди функции, как правило, во взрослой жизни выделяются своим всепониманием, всепрощением, они всем помогающие, ничего не просящие для себя. Люди – оставшиеся детьми, люди-тени. Они всегда неосознанно помнят того маленького ребенка, который не справился, не смог отстоять свое Я, свои права на чувства, на свое мнение, на свое достоинство и право быть собой!

Страх, стыд, обида, вина является инструментом манипуляции такими людьми со стороны других людей. Многие люди стремятся к власти и контролю, к высокому положению ради управления другими людьми, они пытаются управлять самыми глубокими подавленными чувствами людей, большая часть которых скрыта от сознания.

Пока человек позволяет страху управлять им, люди-манипуляторы будут применять тактику устрашения для управления ментальным восприятием страха с целью удержать человека в рабстве. Вот почему важно вытащить подавленные чувства на поверхность и найти их источник, пронаблюдать за  мыслями и поведением, поскольку скрывается и подавляется то, чего больше боишься. То, что скрыто и подавлено, может управлять людьми неосознанно.

Сейчас я знаю, что причиной того, что происходило со мной в детстве, были созависимые отношения в семье.

Ведь когда кто-то пытается решать свои проблемы чужими руками, распоряжается чужими ресурсами, переживает чужие чувства, живет чужую жизнь, указывает другому, какой он или как ему надо жить, навешивает ярлыки и характеристики – это все проявление созависимости.

Особенно, если это делается через попытку заставить другого сделать то, что хочется и нужно кому-то другому, пусть и близкому человеку, косвенными путями влияя на его чувства. Чаще всего взывая к стыду, страху, вине, жалости. Не через прямой контакт, прямую просьбу о помощи с сообщением о своих желаниях и чувствах. А через манипуляцию. Ведь прямая просьба предполагает наличие у другого человека права отказать в выполнении просьбы.

Для себя я нашла выход из созависимости, взяв ответственность за свою жизнь. Пройдя через годы терапии, я присвоила себе законное право делать то, что я хочу или считаю нужным, либо не делать. Я выбираю в каждом конкретном случае, как мне поступать. Я присвоила себе право на свою  собственную жизнь, в которой я и только я выбираю, как мне поступать в том или ином случае.

Теперь я четко понимаю, что относится к моей жизни, а что к чужой, и где проходят мои границы и границы другого. И теперь я сама удовлетворяю свои потребности, живу свою жизнь, чувствую, переживаю, решаю проблемы. Если не справляюсь сама, могу попросить о помощи, но переживу и не рассыплюсь, если мне откажет один человек, попрошу тогда в другом месте. Вселенная изобильна.

И я отдала другим, своим близким и родным, чужим людям, ответственность за их жизни. Теперь я не обязана ничего для них делать из того, что я не хочу делать из своей воли, по своему желанию и убеждению.

Если меня просят, то я слушаю себя и выбираю, хочу я помочь другому, могу ли я реально ему помочь, или сейчас в приоритете мои какие-то ценности, желания, задачи. И если я отказываю, то не чувствую себя виноватой. Потому что я – это я, а он – это он. И у каждого из нас своя жизнь. И я в полной мере отвечаю только за свою жизнь. А он справится со своей жизнью сам, или не справится, но в этом нет моей вины.

А если я хочу и могу помочь, то я помогу с удовольствием и от души. И это будет лучшая помощь, чем помощь из насилия над собой.

Светлана Узакова


Светлана Узакова

Практический психолог. Онлайн-консультант. 

г. Минск

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика